Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Ахундов М. Ф.

С детских лет Мирзу Фатали Ахундова готовили к духовной карьере. В медресе (мусульманском ду­ховном училище) он изучал не только арабский, персид­ский и турецкий языки, но и богословие. Он получил звание муллы, но не стал мусульманским проповедни­ком. В Гяндже (ныне Кировабад), где Ахундов закан­чивал духовное образование, судьба свела его с поэтом-вольнодумцем Мирзой Шафи Вазехом (1794-1852), ко­торый раскрыл своему ученику несостоятельность рели­гии, лицемерие и фальшь ее служителей. И это во мно­гом определило его дальнейший жизненный путь.

Основоположник азербайджанской, национальной реа­листической прозы и драматургии, философ-материа­лист Мирза Фатали Ахундов является одним из вы­дающихся атеистов Востока.

В своих комедиях, в сатирической повести «Обману­тые звезды» Ахундов изобличал косность, суеверия, ме­шающие общественному развитию, высмеивал ханжей и святош, чуравшихся науки и просвещения.

Мирза Фатали Ахундов был убежден, что «счастье и победа станут уделом потомков человечества только тогда, когда как в Азии, так и в Европе человеческое сознание полностью и навеки высвободится из религи­озной темницы и во всех делах и мышлении единствен­ным аргументом и абсолютным авторитетом будут не хадисы (религиозные предания, фантастические вымыс­лы), а человеческий разум».

Идеями воинствующего атеизма пронизаны многие его публицистические и философские сочинения. При царизме они не могли увидеть свет и стали достоя­нием народа лишь после победы социалистической ре­волюции. В их числе «Три письма индийского принца Кемал-уд-Довле к персидскому принцу Джемал-уд-Довле и ответ на них сего последнего» - итог много­летней общественной, научной и литературной деятель­ности писателя.

Подвергая критике прежде всего религиозные пред­ставления мусульман, ислам шиитского и суннитского направлений, Ахундов отмечал, что он в равной мере отрицательно относится ко всяким верам: «Я ко всем вообще религиям совершенно равнодушен и ни к одной из них- не питаю сочувствия…»

Азербайджанский мыслитель выявляет полную несо­стоятельность религиозных сказок о сотворении мира: «Если ты скажешь, что вселенная… непременно должна произойти и проявиться вследствие воли какого-нибудь другого существа, в таком случае я возражу тебе: это другое существо на основании этого же твоего аргумента в своем проявлении должно зависеть от третьего существа, и это же третье существо от четвертого и так далее до бесконечных непрерываемых цепей существ, и никогда не остановится».

Согласно мусульманской догме, Коран якобы суще­ствовал предвечно и его оригинал хранится под престо­лом аллаха. Стремясь отстоять эту сказку, мусульман­ские богословы ссылаются на то, будто Коран «совер­шенен» как книга. Между тем Коран содержит много противоречий, в нем отсутствует единство стиля, очень часто нарушается хронологическая и смысловая после­довательность.

И Ахундов показывает, что поучения и законы Кора­на несовершенны, несправедливы и даже жестоки по отношению к людям.

Коран и основанное на нем мусульманское «законо­дательство» - шариат угнетают женщину и освящают невольничество, худшие формы угнетения человека че­ловеком. «В Алкоране, - пишет Ахундов, - кроме че­тырех жен разрешается аллахом еще множество не­вольниц, которыми собственники могут обладать даже без брака; право, удивляешься такому божеству, кото­рое так тиранически поступает с этими несчастными не­вольницами… улемы наши (мусульманские богословы) говорят, что собственники невольниц кормят и оде­вают их, и потому имеют право пользоваться ими. Да зачем же они собственники их? Зачем божество допу­скает рабство? Оно противно правам человечества; один только мусульманский бог может позволить это, а не человечество».

Еще в XII в. выдающийся мыслитель, математик, ас­троном и поэт Омар Хайям из Нишапура (Иран) вы­смеял непоследовательность религиозного учения о воз­даянии, по которому бог сам же уничтожает и подвер­гает жестоким истязаниям тех, кого он сотворил и лишил самостоятельности в поступках. Развивая традиции это­го гуманистического вольнодумия, Ахундов подверг критике мусульманские представления о боге, обрекаю­щем свои создания на вечные адские муки.

Страницы: 1 2