Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Франсуа Рабле

Основной же удар по религиоз­ным догмам писатель наносит своим утверждением величия дел и свер­шений человека. Ведь утверждение бытия человека есть само по себе отрицание бога.

Великаны Рабле - это выраже­ние титанических возможностей человека, сбрасывающего с себя оковы средневековых представлений. Утверждение «пантагрюэлизма» - глубокая и несокрушимая жизнера­достность.

Лживому человеколюбию церкви, зовущей к жертвенности, смирению и аскетизму, гуманист Рабле проти­вопоставляет отказ от рабской по­корности, призыв к активности, к свободному развитию всех способно­стей личности. Письмо Гаргантюа к сыну - это восторженный гимн гу­манизму, беспредельным человече­ским возможностям. В описании путешествия к оракулу Божественной Бутылки писатель в излюбленной им аллегорической форме призывает пить из чистого источника знаний и «родника мудрости». Все люди, го­ворит писатель, от природы наделе­ны склонностью к добродетелям и отвращением к порокам. Задача со­стоит в том, чтобы помочь разви­тию светлых начал в человеке.

С начала публикации романа в 1532 г. до появления пятой части прошло более двадцати лет. За это время в общественно-политической жизни Франции произошли значи­тельные изменения. Просветитель­ская деятельность короля Францис­ка I резко меняется в сторону реак­ции. Свирепствует цензура. Все это не могло не сказаться на последую­щих частях романа, сатира которого становится более скрытой, аллегории более сложными. Но общее звучание романа не претерпело изменений. От первой и до последней книги, опубликованной через пять лет после смерти писателя его друзьями, перед нами предстает воинствующий борец с реакцией и мракобесием, средне­вековой схоластикой и клерикализ­мом, защитник угнетенных, твердо убежденный в том, что звезды суще­ствуют не только для королей и пап, но и для бедных и страждущих.

В книге не могли не сказаться ис­торически вполне объяснимые черты ограниченности мировоззрения писа­теля. Но вот уже более четырех сто­летий человечество восхищается ге­ниальным созданием великого гума­ниста, ибо перед истинно прекрас­ным время бессипьно.

В 1791 г., в то бурное время, когда французская буржуазия сметала со своего пути обветшалые феодальные общественные отношения, во Фран­ции вышла в свет книга «Об автори­тете Рабле в настоящей революции». Автор книги аббат Жеигене не без основания утверждал что восставший народ выполнил пророческие предначертания великого гуманиста, низ­вергнув королевский трон и тиранию церкви. Женгене призывал поставить Рабле в один ряд с выдающимися личностями, вдохновляющими рево­люции.

И он был прав, потому что сво­бодолюбивые мысли великого сына французского народа вдохновляли не только простолюдинов и ремес­ленников конца XVIII в., санкюлотов и коммунаров, но и в наши дни до­роги и близки каждому, кто верит в безграничные возможности челове­ка, в победу человеческого разума над силами реакции. Не случайно в 1953 г. по решению Всемирного Совета Мира все прогрессивное че­ловечество отметило 400-летие со дня смерти писателя.

Страницы: 1 2