Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Герцен А. И.

Вначале XIX в. православная христианская церковь неограниченно властвовала во всех областях духовной жизни России. Однако об­становка в доме И. А. Яковлева - отца А. И, Герцена - не благо­приятствовала воспитанию религиозных чувств. И. А. Яковлев видел в выполнении церковных обрядов лишь необходимость, определяемую правилами хорошего тона. В домашней библиотеке Яковлевых было большое количество произведений французских просветителей. «Катехи­зис попался мне в руки после Вольтера», - вспоминал позднее Герцен.

Однако в дальнейшем знакомство с произведениями утопических со-диалистов - последователей А. Сен-Симона приводит Герцена к мысли о необходимости, опираясь на раннее христианство, создать новую об­щечеловеческую религию - «новое», или «истинное», христианство, про­никновение которого в жизнь людей гарантировало бы ликвидацию со­циальной несправедливости. Подобно сен-симонистам, Герцен увидел в воззрениях основоположников христианства стремление к такому об­ществу, где все будут равны, где интересы личности и общества будут находиться в полной гармонии.

Его «религиозные искания» продолжались несколько лет, вплоть до конца 30-х - начала 40-х годов. Это был период, когда Герцен подвергался жестоким репрессиям: в 1834 г. его, как человека опас­ного образа мыслей, царское правительство подвергает аресту, бросает в застенок Крутицких казарм в Москве, а затем отправляет в ссылку (Пермь, Вятка, Владимир). Длительное одиночество, переписка с ре­лигиозно-экзальтированной Н. А. Захарьиной, будущей женой, и обще­ние с глубоко верующим талантливым скульптором А. Л. Витбергом - все это не могло не способствовать росту религиозных настроений. Но сущность «религиозных исканий» Герцена находилась все же за сферой личной судьбы. В них отчетливо проступает социальная направлен­ность. В его произведениях конца 30-х годов «Лициний» и «Вильям Пен», по словам самого Герцена, «ясно виден остаток религиозного воззрения и путь, которым оно перерабатывалось не в мистицизм, а в революцию, в социализм». Здесь очень сильно звучит тема борьбы за социальную справедливость и, хотя революционное насилие еще отвергается как путь «богоотступный», в адрес сильных мира сего уже направлены угрозы. Вильям Пен восклицает, например:

Пора окончить мрачную эпоху. Христос сказал: «Иду рабов Освободить и попранных воздвигнуть», И скоро слово будет делом!

Борьба за полную свободу человека и выводит Герцена за пределы религиозного мировоззрения.

В 1842 г., находясь в ссылке в Новгороде, он познакомился с за­мечательным атеистическим произведением Л. Фейербаха «Сущность христианства». Это помогло ему окончательно отойти от религии.

Освобождаясь от «религиозных бредней», Герцен не объявляет ре­лигию простой выдумкой. Он далек от такого неисторического подхода, характерного для французских энциклопедистов. Герцен пытается вы­яснить причины появления религиозных верований и выявить их дей­ствительный смысл, скрытый и мистифицированный в религиозных по­нятиях.

Разрыв с религией поставил перед мыслителем во весь рост пробле­му самостоятельности, самобытности человека, его ответственности за порядки на земле. Герцен убежден не только в том, что «христианские призраки мешают» понять существо общественных отношений, но и в том, что «человек ищет полной свободы не для своеволья, а для ра­зумно-нравственного бытия». Сущность человека Герцен видит теперь в том, что человек есть общественно-деятельное существо. Он не удов­летворен фейербаховским обоготворением любви как единственной фор­мы общественной связи и ищет такое «всеобщее», которое не только не уводило бы человека на небеса, но и не замыкало бы в мирке лич­ных интересов. Бичуя «преступное отчуждение от интересов всеобщих», Герцен, по существу, проповедует идею общественной, гражданской активности. Он преклоняется перед людьми, которые «не отрезались от всеобщих интересов гражданственности, искусства, науки». «Раскрыть свою душу всему человеческому, страдать и наслаждаться страданиями и наслаждениями современности, работать столько же для рода, сколь­ко для себя»,- в этом русский мыслитель видел одно из назначений человека.

Переход Герцена к последовательному атеизму не был актом мо­ментальным и безболезненным, а занял несколько лет.

Но к началу 40-х годов он не только полностью отбросил религи­озные представления, но и попытался определить их земную, рацио­нальную основу. Начиная с этого времени Герцен неустанно борется с религиозной идеологией, в каких бы формах она ни выступала.

В произведениях, созданных в период жизни в России (до января 1847 г.), атеизм проводится Герценом скрытно. Проповедь единства ма­териального и духовного, культ разума и подобные этим идеи были по-иному высказанным отрицанием веры, бессмертия души, религии как высшей формы познания. Насколько большое значение Герцен придавал своей проповеди атеистических идей, свидетельствует его разрыв по этим вопросам с одним из своих ближайших друзей - историком Гра­новским: вопрос о допустимости религиозной веры в бессмертие души положил рубеж между ними. При этом свой атеизм или, как он выра­жался, «реализм» Герцен связывает со своими радикальными полити­ческими воззрениями.

Страницы: 1 2