Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Герцен А. И.

Произведения Герцена периода эмиграции характеризуются откры­тыми атаками на религиозное мракобесие. В очень многих работах мы­слитель полемизирует с телеологическим пониманием истории (провиден­циализмом) и тезисом о свободе воли, как элементами религиозного миропонимания. Пропаганде основных принципов материализма он по­свящает две работы, предназначенные для широкого русского читателя и написанные поэтому чрезвычайно популярно: «Опыт бесед с моло­дыми людьми» (1858 г.) и «Разговоры с детьми» (1859 г.). Герцен ведет публичную полемику с ярыми защитниками религии, в частности со славянофилом Ю. Самариным («Письма к противнику», 1864 г.).. В ряде материалов «Колокола» он пропагандирует сочинения, кото­рые, по его мнению, могут способствовать искоренению религиозных предрассудков. Во многих статьях и заметках «Колокола» Герцен пока­зывает круговую поруку русского самодержавия и православной церкви, разоблачает фанатизм и полицейскую роль русских попов («По духовной и душеспасительной части», «Архипастырское рвение о мраке», «Распро­странение иезуитизма в Петербурге», «Секущее православие», «Во Хрис­те сапер Игнатий» и др.). Особенно характерной в этом отношении является статья «Ископаемый епископ, допотопное правительство и обманутый народ» (1861 г.). Обращаясь непосредственно к «труже­нику и страдальцу земли русской», Герцен писал здесь по поводу со­бытий, связанных.с крестьянской реформой 1861 г.: «Крестьяне не поня­ли, что освобождение - обман, они поверили слову царскому - царь велел их убивать, как собак; дела кровавые, гнусные свершились.

Что же, кто-нибудь из кавалерственных архиереев пошел к народу объяснить, растолковать, успокоить, посетовать с ним? Или бросился кто из них… перед одичалыми опричниками, заслоняя крестом, мощами Тихо­на, своей грудью неповинного крестьянина, поверившего в простоте души царскому слову. Был ли хоть один? Кто? Где? Назовите, чтоб я в прахе у него попросил прощения… Я жду!

А покамест еще раз скажу народу: нет, это не твои пастыри; под платьями, которые ты привык уважать по преданию, скрыты клевреты враждебного правительства, такие же генералы, такие же помещики; их зачерствелое, постное сердце не болеет о тебе».

Трезвый мыслитель-реалист, на собственном опыте убедившийся в бесплодности связывать надежды на социальное обновление с религией, хотя бы и «новой», Герцен протестует против попыток некоторых его современников - демократических деятелей облечь свободолюбивые устремления в мистическую оболочку. Он борется также с остатками религиозной веры у польских, итальянских и других демократов (Маццини, Ворцеля и др.). Он помогает близким ему людям (художнику А. А. Иванову и др.) покончить с верой в бога.

Такое враждебное отношение к религии определялось социалисти­ческим характером воззрений мыслителя: социализм, как строй разума в самом полном и простом значении этого слова, не нуждается, по мне­нию Герцена, в извращении сознания.

Герцен понимает, что существование религии связано с угнетенным положением трудящихся, с неразвитостью масс. Так, он пишет: русский крестьянин «бедный, обобранный дворянством, обворованный чиновниче­ством, обманутый освобождением (т. е. реформой 1861 г. ), уста­лый от безвыходной работы, от безвыходной нищеты», «слишком задав­лен, слишком несчастен, чтоб не быть суеверным. Не зная, куда положить голову в тяжелые минуты, в минуты человеческого стремления к покою, к надежде, окруженный стаей хищных врагов, он придет с горячей слезой к немой раке, к немому телу - и этим телом, и этой ракой его обманут, его утешат, чтобы он не попал на иные утешения».

Учитывая неразвитость сознания народных масс, Герцен допускал возможность использования языка религии для революционной пропаган­ды. Вовсе не случаен тот факт, что первое обращение его к народным массам с вольным русским словом характеризуется широким использо­ванием религиозной терминологии.

Герценовская пропаганда приводила церковников в ярость. Святей­ший синод санкционировал печатание в 1859 г. в Берлине пошлой кни­жонки-памфлета «Искандер-Герцен», в которой Герцен «обличался» как разрушитель «веры христовой». Один из высших духовников, обер-про­курор синода А. П. Толстой, писал императрице о том, что следует запретить распространение произведений Герцена, Он увидел в работах Герцена «стремление к ниспровержению монархической власти, религии, нравственности, любви к отечеству и вообще всякого порядка, на осно­вании неправильного истолкования пророческих, апостольских и еван­гельских истин с ссылкою на тексты священных писаний».

Страницы: 1 2