Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Гольбах П. А.

Душевные процессы - это всего лишь частный случай действия всеобщности приро­ды, говорит Гольбах. Ощущение, по Гольбаху, есть особая форма дви­жения, а воля и мышление - особая форма ощущения. Понятно, что по­добный взгляд был, с нашей точки зрения, грубым упрощением дела, но для XVIII века его революционное значение трудно переоценить.

В религии Гольбах видел величайшее общественное зло, прямой ис­точник всех бед человечества. «Неведение и страх, - вот два устоя вся­кой религии», - говорил Гольбах.

Гольбах вскрыл в понятии бога антропоморфизм, т. е. приписывание богу свойств, присущих человеку: разума, воли и т. д. «Поклоняясь богу, - писал он, - человек поклоняется самому себе».

Гольбах убедительно доказывает, что религия не только не способ­ствует сохранению в людях высокого уровня нравственности, но, напро­тив, ведет человека к безнравственности. «Слепая вера служила источ­ником величайших преступлений, которые когда-либо совершались на земле», - писал он.

Произведения Гольбаха нанесли ощутимый удар по религии и церкви. Удар был настолько чувствительным, что даже современные католиче­ские «теоретики» - Маритэн, Гаррингтон и др, - до сих пор занимают­ся «опровержением» Гольбаха.


Из «Карманного богословия» П. Гольбаха:


Всеблагость - одно из свойств бога. Бог обладает совершен­ной благостью, без всякой примеси недобрых чувств. Правда, вопреки своей доброте он нам причиняет и позволяет причинять зло, но это ни­чего не доказывает - он проявляет неизменную доброту по отношению к своим священникам, а это должно вполне удовлетворять нас.

Всеведение - свойство, присущее исключительно богу. Между тем он делает вид, будто не знает, что мы должны делать, так как мы . ведь свободны в своих поступках. Божество передает священникам свое всеведение, богослов всегда все знает и никогда ни в чем не сомневает­ся. В тех вопросах, в которых никто не может разобраться, с особенным блеском обнаруживается проницательность богословов.

Всемогущество - свойственная одному лишь богу способность делать все, что ему угодно, не считаясь с законами природы. Между тем мы видим, что его всемогуществу до сих пор не удалось сделать свои создания такими, какими их желает видеть духовенство, он не может их заставить ни действовать, ни даже мыслить по указке священников. Дьявол, которого бог сотворил полным лукавства, часто позволяет себе компрометировать его всемогущество. Но это ничего не значит. Бог сотворил дьявола, бог хочет, чтобы он нарушал его намерения, бог не желает уничтожить дьявола из опасения, что тогда ему нечего будет делать, и главным образом из страха, что духовенство станет ненужным на земле. Католические священники могущественнее бога: он не может творить самого себя, а для них это - легкое дело.

Здравый смысл. Его крайне редко можно встретить в христи­анской религии, и он совершенно бесполезен ей. Будучи творением бо-жиим, она не подчиняется человеческим и пошлым законам здравого смысла. Хороший христианин должен подавить в себе разум, чтобы ук­репиться в вере, и, если его священник говорит ему, что три равно еди­нице или что бог есть кусок хлеба, он обязан этому верить вопреки здравому смыслу.

Страницы: 1 2