Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

О «слове божьем», злополучной «тверди» и несчастной вере православной

Как известно, «вначале было слово» (с), причём слово это было божье. Учитывая, что богов наплодилось как собак нерезаных, то и «слов божьих» имеется, соответственно, как гуталина. Среди этих «слов» большой популярностью у публики пользуется «слово божье» первобытных евреев, первый том которого выпущен под редакцией Моисея. Почему популярно именно оно, а не, к примеру, вот это «слово», написанное благородным гекзаметром:

Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,
Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:
Многие души могучие славных героев низринул
В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным
Птицам окрестным и псам (совершалася Зевсова воля)

Вопрос, конечно, интересный, но его рассматривать не будем – о вкусах не спорят. Мы попробуем рассмотреть сложные взаимоотношения, сложившиеся между первобытно-еврейским «словом божьим» и современным православием, которое, как клятвенно уверяют сами православные, единственное из множества религиозных доктрин, является «истинной верой». Именно православие, как снова бьют себя пяткой в грудь православные, ухватило Яхве за бороду и не намеренно его отпускать, поскольку имеет на это «полное римское право» (с) в силу «истинности» веры.

И взаимоотношения эти мы рассмотрим на одном единственном примере – что означает в «слове божьем» термин «твердь» и как этот термин понимает современное православие.

Итак, представим нашего героя взыскательной публике:

Бытие 1

6 И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.

7 И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью.

8 И назвал Бог твердь небом. [И увидел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день второй.

14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной …;

15 и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю.

17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,

20 И сказал Бог… и птицы да полетят над землею, по тверди небесной.

Любой, у которого есть хоть капля разума (усиленного хотя бы ста пятьюдесятью граммами веры) скажет, что если под «твердью» понимать объект, типа свода из некого материала, то в данном тексте нет никаких противоречий – всё благостно и богоинженерно (недаром «увидел Бог, что это хорошо»). Бог создал несущую конструкцию и деловито разместил на ней «светила». Попутно твердь выступает в роли разделяющей поверхности между разными водами. Единственная шероховатость, это полёт птиц «по тверди», но как будет показано ниже, шероховатость эта мнимая.

Но странное дело – православных созданный Яхве свод, почему-то категорически не устраивает. Они, почему-то крутят носом и подвергают сомнению правдивость «слова божьего». Вот несколько образчиков их «толкований»:

А. П. Лопухин «Толковая Библия»

…“да будет твердь…” Твердь — буквально с подлинника “распростертие,” “покрышка” ибо таковой евреи представляли себе небесную атмосферу, окружающую земной шар, как это особенно ярко выражено в известных словах Псалмопевца: “простираешь небеса, как шатер» (103:2; 148:4; ср. Иc. 40:22). Эта твердь или атмосферическая оболочка земли, по общебиблейскому воззрению, считается местом рождения всяких ветров и бурь, равно как и всевозможных атмосферических осадков и перемен погоды (Пс. 148:4-8; 134:7; Иов. 28:25-26; 23:24-26; Иc. 55:10; Мф. 5:45; Деян. 14:17; Евр. 6:7 и др.).

Авторитетный православный богослов считает, что «твердью» евреи называли атмосферу, и что это «общебиблейское воззрение». Вынуждены заметить, что Лопухин слегка приврал – не считали евреи «твердь» атмосферой и не было это «общебиблейским воззрением» (это будет показано ниже). И неясно – в Библии «твердь» это то, что «евреи представляли» или это и Яхве так «представлял»?

Иеромонах Серафим Роуз «Православное понимание книги Бытия»

…Некоторые попытались найти в этом отрывке «ненаучное» изображение небес, будто бы Моисей считал их каким-то твердым кристаллическим куполом, в который вделаны звезды и над которым находится вымышленный запас воды. Но ничего столь фантастического в тексте нет.

Нам представляется, что слово «твердь» в Писании обладает двумя оттенками смысла: один вполне четкий и «научный», а другой общий. В общем значении «твердь», «небеса» или «небо» имеют более или менее одинаковый смысл: звезды названы «светила на тверди небесней» (Быт. 1, 14), «по тверди небесней» (Быт. 1, 20) летают птицы. Утратив специфическое значение слова «твердь», мы обычно опускаем его в таких описаниях и говорим, что и звезды, и птицы видны «в небесах». Представление о том, что звезды вделаны в кристаллические сферы, принадлежит античной языческой мысли и не должно быть переносимо на Богодухновенный текст Писания.

Каков же тогда специфический, «научный» смысл слова «твердь» в этом тексте?

…»Твердь» в Писании, таким образом, есть своего рода естественная перегородка или фильтр, разделяющая два уровня атмосферной влаги. В наше время мы не наблюдаем такого определенного явления, которое можно назвать «твердью». Быть может, на первобытной земле было по-другому?

…Обычные для нас дожди не могут быть причиной этого. Но в тексте изображено даже нечто худшее: был освобожден громадный запас подземных вод, а «твердь», – атмосферный кондиционер, постоянно поддерживающий в воздухе наличие массы воды, очевидно, в форме облаков, как это имеет место на планете Венера даже теперь, – была буквально «прорвана» и истощила свое содержимое на землю.

Совершенно напрасно иеромонах делает слишком сложное лицо и врёт, что существованию «тверди» как твёрдого купола, мы обязаны мнению неведомых «некоторых» и «античной языческой мысли» – ниже будет показано, какие титаны православной мысли считали, что «твердь» это именно твёрдый купол и иеромонаху станет стыдно за своё непочтительное отношение к мнению «некоторых». А из путаного объяснения иеромонаха следует, что и он считает «твердь» атмосферой со специфическими свойствами, которые были, но сплыли.

Епископ Василий (Родзянко) «Творение мира и о идеe «двойного» творения.»

…Это Небо по-английски Heaven, не то же самое, что sky. По-русски мы не можем это разделить, ибо Небо - иной мир, а sky - ракия по-еврейски, или, как это переведено нашим синодальным переводом на русский язык, - твердь. Немножко не совсем точно тоже. Это не означает какую-то твёрдую сущность, в которой не пробьёшься, нет, а это означает то, что мы теперь называем атмосфера, атмосфера вокруг нашей планеты, надо сказать, исключительное явление во всей солнечной системе. Ни одна планета атмосферы как земля не имеет. И в этом отношении вот эта твердь, эта атмосфера именно так и понимается, потому что, когда сказано «птицы полетят в тверди» - это в атмосфере, а не в каком-то покрове твёрдом. Вот это всё надо понимать и учитывать.

Простенько и со вкусом – «твердь» это атмосфера. Причём епископ в отличие от вышеприведённых товарищей и аргументирует, почему это так – потому, что птицы не могут летать «в каком-то покрове твёрдом».

Митрополит Николай (Ярушевич) «Слово, сказанное 27 ноября 1959 года в церкви Воскресения Словущего в Москве»

…В Библии сказано, что Бог создал твердь небесную и на тверди небесной утвердил светила. Есть такое выражение в первой книге Бытия. Но нужно знать древнееврейский язык, чтобы понимать, что «твердь» (древнееврейское «ракия») имеет два смысла - и буквальный, и более широкий - воздушное пространство.

Митрополит намекает, что ему не чужды знания древнееврейской лингвистики, вот они и подсказали, что слово «ракия», которое переведено как «твердь», означает «воздушное пространство», сиречь - та же атмосфера.

Диакон Андрей Кураев «Размышления о первой главе книги Бытия»

…В первые же три дня разделяются три великих пространства (славянское слово твердь тщетно старается передать смысл еврейского слова ракия («пустое пространство»), происходящего от глагола рака - «простирать, растягивать» и его греческого эквивалента в Септуагинте).

Здесь мы имеем уже другой вариант - «твердь» это пространство. И снова аргументация лингвистическая - «ракия», по словам Кураева, имеет значение «пустое пространство». Странно, что не могут договорится два великих лингвиста, дьякон и митрополит - какое всё-таки «пространство» сотворил Яхве - «воздушное» или «пустое». Попутно дьякон не удержался и для пущей убедительности соврал - «греческий эквивалент в Септуагинте» и близко не стоял возле «пространства».

Богословские лекции епископа Сергия (Соколова). Лекция 5. О втором дне творения

Вторым творческим повелением Господа образуется твердь… Твердь — воздушное пространство, или видимое небо. Происхождение тверди — видимого неба — можно представить так. Неизмеримо громадная масса первозданного жидкообразного вещества распалась по мановению Божию на миллионы отдельных шаров, которые закружились на своих осях и понеслись каждый по своей отдельной орбите. Пространство, образовавшееся между этими шарами, стало твердью, ибо в этом пространстве движение новосозданных миров утверждено Господом на определенных и неизменных законах тяготения, так что они не сталкиваются между собой и нисколько не мешают друг другу. Вода над твердью — это новосозданные жидкообразные шары, которые потом покрылись корой и окрепли и с четвертого дня творения заблестели и заискрились вверху над нашими головами, а вода под твердью — это наша планета Земля, расстилающаяся у нас внизу под ногами. Все это носило название воды, потому что во второй день творения еще не получило прочного устройства и крепких форм, было жидким, похожим на воду.

Этот епископ не вполне определился – «твердь» у него и «воздушное пространство» и «пространство между шарами».

Архимандрит Исаия «Догматическое богословие.»

…В этот день происходит устроение пространственной структуры мироздания. Создается твердь (по-гречески sterewma - опора, основа) - некое основание, фундамент космоса (ср. основавший землю на тверди ее - Пс. 103, 5). Однако, как изъясняет святитель Василий Великий, не следует думать, что твердь - это нечто твердое и жесткое в физическом смысле слова. «Напротив того, поскольку все, лежащее выше (то есть ангельские миры), по природе своей тонко… и для чувства неуловимо, то в сравнении с этим тончайшим и неуловимым для чувства она названа твердью». Твердь - это оболочка, в которую заключен видимый мир.

«Мужик, ты понял, что сказал?» (с) Архимандрит, как буриданов осёл, застрял между «фундаментом космоса» и «оболочкой, в которую заключен видимый мир». К сожалению, архимандрит не поведал миру, что конкретно является «фундаментом космоса» и нафига вообще космосу «фундамент». Также очень любопытно было бы услышать – «оболочка» это физическая конструкция или фигура речи? Если конструкция, то, что она собой представляет?

Диакон Даниил Сысоев «Летопись начала»

…Твердь называется так потому, что является фундаментом космоса («Стереома» - опора, основа. греч.). А поскольку все лежащее выше - по словам св. Василия - по природе тонко и неуловимо для чувства (речь идет об ангельских мирах), то в сравнении с этим тончайшим и неуловимым для чувства она названа твердью (2. стр.48). Так назвать ее можно еще и потому, что она еще и сейчас не поддается разложению. Хотя учение уже разрушили атом, но не нашли еще возможности манипулировать с пространством («Ракиа» - по-еврейски и значит «пространство, протяжение»). Это свойство тверди существует благодаря одобрению Божию «очень хорошо», которое и ставит границы разрушительным стремлениям человека.

…Надо заметить, что Писание , говоря о сотворении неба-тверди, часто употребляет термин «распростер» (см. выше, а также Иов.26,7; Ис.42,5;44,24;51,13; Иер.10,12;51,15; Зах.12,1 и т.д.), что , очевидно, означает расширение пространства во время творения. Видимо, это учение Писания подтверждается, открытым в 20-тых годах ХХ века, красным смещением далеких галактик. Возможно оно и подтверждает теорию расширения Вселенной, но вовсе не свидетельствует о мифическом «Большом взрыве», необходимом эволюционистам. Как следствие этого распростертия неба, мы можем наблюдать во Вселенной множество галактик, подобных водоворотам, возникающих при раздвигании рук в воде.

Страницы: 1 2 3 4