Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Плеханов Г. В.

Г. В. Плеханов выводит мифотворчество из склон­ности первобытного человека приписывать природным явлениям и стихиям свои собственные свойства, которые определяются условиями общественного бытия челове­ка. Характер мышления, подчеркивал Плеханов, в по­следнем счете определяется тем запасом опыта, которым располагает человек. У первобытного человека запас опыта весьма невелик и сводится главным образом к взаимоотношениям с миром животных: первобытный че­ловек очень рано становится рыболовом и охотником. Конечно, на этой, очень ранней, ступени своего суще­ствования люди имеют дело также и с неодушевленны­ми предметами природы: ведь и в то время они испы­тывали на себе действие тепла, влаги, света и т. п. Но, испытывая на себе это действие и стараясь понять и объяснить себе его, они по необходимости судили о незнакомом по знакомому, как, впрочем, поступают лю­ди и теперь. А лучше всего человек был знаком тогда главным образом с животным миром, миром так назы­ваемых одушевленных предметов. Удивительно ли, что и всю остальную, гораздо менее известную ему природу он считал одушевленной. И, чем меньше знал человек эту остальную природу, которую он по необходимости представлял себе тогда одушевленной, тем больше про­стора оставалось для работы его воображения. Вообра­жение создало целый ряд рассказов, объясняющих вели­кие явления природы деятельностью того или другого одушевленного существа.

В статьях, публиковавшихся под общим названием «О так называемых религиозных исканиях в России», Г. В. Плеханов развивает свои взгляды о причинах про­исхождения религии. Видит их он прежде всего в уров­не развития материального общественного производства.

Когда производительные силы развиты еще очень слабо, власть первобытного человека над природой ни­чтожна. А ведь в развитии человеческой мысли практи­ка всегда предшествует теории: чем шире круг воздей­ствия человека на природу, тем шире и правильнее его понятия о ней. И наоборот, чем уже этот круг, тем беднее его теория. А чем беднее его теория, тем более склонен человек объяснять с помощью фантазии те яв­ления, которые почему-либо привлекают к себе его вни­мание.

В основе всех фантастических объяснений явлений природы лежит суждение по аналогии. Наблюдая свои собственные действия, первобытный человек видит, что им предшествуют соответствующие желания. Поэтому он думает, что поразившие его явления природы также бы­ли вызваны волей каких-то существ. Поскольку эти су­щества остаются недоступными для внешних чувств че­ловека, он считает их подобными человеческой душе, невидимой и невещественной. Это предположение раз­вивается и упрочивается под влиянием охотничьего об­раза жизни первобытного человека. Охота как .источник существования располагает человека к спиритуализму: когда «дикарь», размышляя о явлениях природы, судит по аналогии, то он проводит аналогию не только с са­мим собой, ко и со всем животным миром.

Суждения Г. В. Плеханова об условиях и обстоя­тельствах происхождения религии сохранили свое науч­ное значение и в наше время: они подтверждаются данными этнографии, археологии и исторического языко­знания.

Г. В. Плеханов неоднократно подвергал тщательно­му научному анализу толстовскую теорию об улучшении и очищении официального церковного христианства и создании религии, свободной от каких бы то ни было колдовских обрядов и ритуалов и обладающей положи­тельным нравственным содержанием. Он вскрыл вну­треннюю порочность самой идеи очищения религии от ве­ры в сверхъестественную силу колдовских церковных обрядов, доказав, что они являются обязательным эле­ментом религии.

Так, Л. Н. Толстой, отвергая и высмеивая того бога, которому молятся в церквах, разоблачая вздорность цер­ковной обрядности, вместе с тем утверждал, что «бог есть дух, проявление которого живет в нас и силу ко­торого мы можем увеличить своею жизнью». «Но что же такое дух? - спрашивает Г. В. Плеханов. И отве­чает: - Дух есть такое существо, волею которого при­чиняются явления природы, он стоит над природой, то есть должен быть признан сверхъестественным сущест­вом. А это значит, что ошибается Л. Н. Толстой, считая свою религию свободной от веры в «сверхъестествен­ное»».

Когда после поражения революции 1905-1907 гг. сре­ди буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции в Рос­сии возникли реакционные религиозно-философские те­чения, одни из которых открыто выступали с пропо­ведью мистики и религии («богоискатели» - Мережков­ский и др.), а другие («богостроители» - Базаров, Бог­данов, Валентинов, Луначарский, Юшкевич и др.) пы­тались создать «социалистическую религию» и таким об­разом «соединить» марксизм с религией, Г. В. Плеханов выступил с острой критикой этих течений, доказывая, что «богостроители» совершают грубейшее насилие над фактами и над здравым смыслом, когда пытаются пред­ставить социализм как некую «новую религию без бога», ибо, с одной стороны, социализм непримиримо вражде­бен всякой религии, а с другой стороны, религия без ве­ры в сверхъестественное невозможна.

Страницы: 1 2