Содержание

Рубрики

Последние статьи

Реклама

Золя Э.

Воспроизведения базилики, святой девы, грота украшают не только ме­дали, гравюры, но и рюмки для яиц, кольца для салфеток, даже портси­гары и табакерки. Все это выброшено на рынок с единственной целью: выжать как можно больше из карманов паломников, набить мошну «свя­тых отцов». Куда бы ни приходил Пьер, везде он видел «торгаше­ство, разнузданное миллионами, которые сыпались дождем,- город, жаждущий наживы, лавки, превращающие улицы в базар, грызущихся между собой хозяев гостиниц, жадно обирающих паломников, всех, вплоть до сестер ордена святого духа, содержательниц табльдота и пре­подобных отцов грота, торгующих своим богом!» Торжество бога, ко­торым торгуют оптом и в розницу, превратило преподобных отцов в искусных фермеров, собирающих жатву до последнего зерна.

Но те, кто строит храмы и создает предметы культа,- простые ма­стеровые, ремесленники -даже не ходят в церковь и не верят в бога, И Пьер Фроман понял, что в этом-то и заключается историческая и со­циальная обреченность Лурда: когда народ без благоговения строит церкви, без религиозного чувства изготовляет четки, у него не может быть веры - она безвозвратно угасает.

Самые сильные страницы романа, где особенно ярко проступает ма­стерство Золя - беспощадно правдивого писателя, посвящены описанию бассейнов, где происходит «исцеление» больных. Эти сцены нельзя чи­тать без содрогания.

В ледяную воду окунают всех без разбора: женщин, невзирая на их состояние, вспотевших чахоточных, больных с открытыми язвами. Воду в бассейне меняли раз в день, так как «святые отцы» боялись, что источник оскудеет. В одну и ту же воду окунали не менее 100 человек. В ней плавали сгустки крови, лоскутья кожи, корочки, обрывки корпии и бинтов. Это был рассадник микробов. Но это еще не все: в бассейн опускают мертвеца, а потом тут же, не меняя воду, опускают больных. Золя глубоко и очень точно объясняет те немногочисленные случаи «исцеления», которые на все лады трактуются преподобными отцами как свидетельство вмешательства потусторонних сил.

Еще в Париже один из врачей, лечащих любимую девушку Пьера - Мари, Боклер, говорил, что диагноз - поражение спинного мозга - не­верен. Просто в результате несчастного случая все внимание больной локализовалось на пораженной точке. В итоге такого самовнушения Мари оказалась парализованной. Единственное, что могло вылечить ее,- волевое усилие, с помощью которого Мари удастся освободиться от во­ображаемой болезни. Для этого надо, чтобы Мари была доведена до состояния сильной экзальтации.

Когда во время богослужения у источника Мари почувствовала, что она исцелилась, в этом не было ничего сверхъестественного: просто под действием перенапряженного воображения в Мари пробудилась неистре­бимая воля к жизни, которая победила самовнушение, явившееся след­ствием первоначального испуга и сильной боли. Мари рассказывает Пьеру о своих ощущениях, и он ловит себя на мысли, что все это с по­разительной точностью было предсказано врачом. Но преподобные отцы используют «чудесное» исцеление Мари в своих интересах: в газете пе­чатается заметка об очередном «чуде», совершенном святой девой.

Весь Лурд, с его разветвленной сетью обмана и узаконенного грабе­жа, напоминает Пьеру Фроману «гигантские грабли, которые беззвучно подбирают сбежавшийся люд, сгребают для преподобных отцов золото и кровь народных масс». С гневом пишет Золя о церковниках как об одной из многочисленных групп представителей класса, паразитирую­щего на здоровом теле трудового народа.

Ненависти и презрению ко всем формам материального и духовного угнетения человека учил беспощадно правдивый и глубоко честный пи­сатель Эмиль Золя.

Страницы: 1 2